Сергей Прокофьев: неосуществленные замыслы 20-х годов

Аннотация:

В предлагаемой статье рассматриваются неосуществленные замыслы С. Прокофьева 20-х годов, в частности, проект музыкальной драмы, построенной на основе речевой декламации по тексту друга и единомышленника композитора Петра Сувчинского «Человеческое/ Автоматическое солнце» (так же «Движелище» или «Вертелище»). Проблематика соотношения слова, музыки и драмы обсуждается в их переписке, размышления композитора представлены также на страницах его дневника (оба источника подробно цитируются).  В это время композитора занимала форма мелодекламации, что на первый взгляд может показаться неожиданным, но по сути продолжает его искания в области оперы. С мелодекламацией была связана идея «новой формы музыкальной драмы», которую композитор все это время тщательно обдумывал.

В статье также представлены нереализованные идеи, обсуждаемые с руководителем «Русских сезонов» С. Дягилевым: например, опера по М. Лермонтову «Тамбовская казначейша», по Жюль Верну «Газовый завод», несостоявшийся балет-пантомима с речитативами «Семирамида» для интернациональной балетной труппы И. Рубинштейн «Семирамида», опера на советский сюжет «Страх» по либретто А. Афиногенова. Рассматриваются некоторые особенности сочинения «на заказ» и без заказа, также в связи с композиторским методом Прокофьева, стилистические изменения, произошедшие с ним в середине 20-х годов и следствия, отразившиеся на сочинениях, растянувшихся на долгие годы, в частности на опере «Огненный ангел».

В заключение очерчиваются некоторые причины, по которым многочисленные замыслы остались нереализованными, а также проводятся параллели с более поздними сочинениями, в которых звучат некоторые отголоски, в частности – «Человеческое/ Автоматическое солнце», неожиданным образом проявляющееся в «Кантате к двадцатилетию октября».

Abstract:

This article deals with the artistic plans that Sergei Prokofiev had for the 1920s, but failed to implement. In particular, the article focuses on the project of a musical drama Human / Automatic Sun, based on the text by Pyotr Suvchinsky, a friend of Prokofiev’s. In detailed correspondence, they discuss the relationship between the word, music and drama. Prokofiev also shares his reflections in his diary. The article cites both sources. At that time, the composer’s focus was on the art of melodeclamation. It may seem unexpected, yet, it was a follow-up to his quest in the field of opera. Melodeclamation was associated with the idea of a “new form of musical drama”, which the composer had been carefully considering for a long time.

The article also explores the unfulfilled ideas that Prokofiev discussed with Sergei Diaghilev, the impresario of the Ballets Russes. In particular, the opera Tambov Treasurer based on Mikhail Lermontov’s works, Gas Factory by Jules Verne, the ballet-pantomime with recitatives from Semiramis for I. Rubinstein’s ballet group that was never performed, the opera Fear, based on a Soviet plot and the libretto by A. Afinogenov. The article analyses some features of the compositions written “on commission” and independently. As regards the composer’s method, the article also focuses on the stylistic changes of the mid-1920s that had long-term consequences for his works, e.g., the opera The Fiery Angel.

In conclusion, the article outlines some of the reasons why numerous ideas have remained unfulfilled. It also draws parallels with later works that echo earlier ideas, e.g., Human / Automatic Sun, which unexpectedly manifested itself in Cantata for the 20th Anniversary of the October Revolution.

Poldjaeva article 2020-3

Скачать статью

Польдяева Елена Георгиевна – кандидат искусствоведения, Ганноверская высшая школа музыки, театра и медиа, Ганновер, Германия
Elena G. Poldiaeva is a PhD, Hochschule für Musik, Theater und
Medien, Hannover, Germany

You may also like...