Author: Юэлл Филип

«ТЕОРИЯ МУЗЫКИ В ДУХЕ ЛЕНИНГРАДА. ИНТЕРВЬЮ С ТАТЬЯНОЙ БЕРШАДСКОЙ»

Аннотация: Вот уже более шестидесяти лет Татьяна Сергеевна Бершадская является ключевой фигурой в русскоязычном мире музыки и теории музыки. Помимо прочих заслуг, Т.С. Бершадская – бесспорный лидер так называемой «ленинградской школы» теории музыки, возникшей в XX веке в противовес сильному влиянию московских музыковедческих течений, известных под общим неофициальным названием «Московская школа». На протяжении большей части XX века отношения между двумя этими школами были отмечены некоторой степенью напряженности. Московская школа была более известной, из-за чего научное объединение в северо-западной части страны зачастую оставалось в тени. Начало ленинградской школе положил Болеслав Яворский. В основном он работал в Москве и близлежащих городах и редко сотрудничал с Петербургом. Однако, по большей части, обе школы обязаны своим существованием некоторым подвижкам, происходившим в XIX веке именно в Санкт-Петербурге. Начиная с Римского-Корсакова, во многих трудах русских теоретиков музыки прослеживается сильное тяготение в сторону гармонического функционализма. Своей кульминации этот подход достигает в работах Георгия Катуара, Игоря Способина и ряда других исследователей, которых по праву можно считать основателями в 1920-1930 гг. московской школы теории музыки в России. Т.С. Бершадская является представителем еще одной русской музыкальной теоретической традиции, берущей начало в работах Б. Яворского и, позднее, Бориса Асафьева, Христофора Кушнарёва и Юрия Тюлина (Кушнарёв и Тюлин были однокашниками Бершадской). Статья начинается с обзорной части, где показан контекст, обусловивший создание ленинградской и московской школ теории музыки. В ней также анализируется роль Т.С. Бершадской и ее предшественников в становлении этих идеологических объединений. Далее представлено подробное интервью, проведенное автором с Татьяной Бершадской 15 февраля 2018 г. в ее квартире в Санкт-Петербурге. В интервью Т.С. Бершадская делится историями из жизни, своими взглядами на музыку и теорию музыки. Abstract: For over sixty years Tatiana Bershadskaya has played a central role in music and music theory in Russia. Specifically, she is the undisputed leader of the so-called “Leningrad School” of music theory, which arose in contradistinction to the strong influence of Moscow, and what is often called the “Moscow School,” in the twentieth century. For much of the twentieth century there was a certain tension between these two schools, with the more-famous Moscow School often outshining its northern counterpart. The Leningrad School traces its roots back to Boleslav Yavorsky, who worked primarily in and around Moscow, and had little to do with St. Petersburg. Yet both schools owe their existence, for the most part, to developments that took place in nineteenth-century St. Petersburg. Beginning with Rimsky-Korsakov, there was a strong pull toward harmonic functionalism in the works of Russian music theorists. This culminated in the works of Gregori Catoire, Igor Sposobin, and others, who essentially founded the “Moscow School” of music theory in Russia in the 1920s and 1930s. Bershadskaya represents another Russian music-theoretical tradition, which stemmed from the work of Yavorsky and, subsequently, Boris Asafiev, Christopher Kushnarev, and Yuri Tiulin, the latter two with whom she studied. In this work, in an introductory essay, the author contextualizes these two schools of music theory, and the role that Bershadskaya and her predecessors played in their formation. After the introductory essay the author offers an extensive interview that he conducted with Bershadskaya...

ПОЧЕМУ АМЕРИКАНЦЫ ТАК ЛЮБЯТ ШЕНКЕРА (А РИМАНА ЕЩЕ БОЛЬШЕ)

Аннотация: Среди выдающихся музыкальных теоретиков ХХ века особенно выделяются две фигуры: Генрих Шенкер и Хуго Риман. В России наибольшим влиянием традиционно пользуется концепция Римана, в то время как в Америке больше последователей Шенкера. Тем не менее, в современном российском музыкознании существует отдельное направление исследований, посвященных Шенкеру, а популярность идей Римана в Америке на сегодняшний день превосходит популярность Шенкера. В данной статье автор рассматривает особенности восприятия и этих двух фигур и трактовки их наследия в России и в Америке. Abstract: In the history of music theory in the 20th century, two figures stand out above all others: Heinrich Schenker and Hugo Riemann. In Russia Riemann’s conceptions have dominated, while in the United States Schenker is preeminent. However, there are strong undercurrents of Schenkerian theory in Russia and Riemannian theory in America. In this article the author contextualizes these two figures by examining their reception in Russia and America and by explaining how both countries currently understand the legacy of these two authors. Скачать статью