Author: Цареградская Татьяна Владимировна

«Тень ночи» Харрисона Бёртуисла: поэтика композиции

Аннотация: В статье рассматривается «Тень ночи» – одно из ключевых сочинений британского композитора Харрисона Бёртуисла, принадлежащее позднему периоду творчества (год создания 2001). Поскольку композитор при создании произведения посчитал необходимым сопроводить его вступительным текстом, объясняющим вкратце намерения автора, постольку стратегией исследования становится подробное объяснение основных идей и их трактовка в партитуре этого оркестрового сочинения. К основным идеям произведения можно отнести множественно трактуемую идею меланхолии, отраженную через соотнесение со знаменитой гравюрой Дюрера «Меланхолия», породившей обильную интерпретационную литературу; с британской барочной традицией – поэтической «Школой ночи», где внимание композитора привлечено к фигуре Джорджа Чапмена и его поэме «Тень ночи», давшей название музыкальному сочинению Бёртуисла; и музыкальной, где песня Джона Дауленда «Во тьме позволь мне быть» становится источником центрального мотива всей пьесы. Этот материал становится предметом композиторской работы, в котором проявляются характерные для Бёртуисла приемы, такие, как формообразование по типу «процессионала», развертывание мелодической «линии», пристрастие к различным видам остинато и выдержанным звукам (drones), оркестровка как средство артикуляции формы, разнообразные приемы ритмического варьирования, пост-серийная двенадцатитоновая звуковысотность. Композиция Бёртуисла впервые описывается в русскоязычной литературе, анализ позволяет установить, что композитор в своем позднем творчестве все более глубоко входит в круг образов, связанных с меланхолией как мощным символом не только скорбных и мрачных образов, но и с сопутствующим меланхолии творческим духом, «соком ночи». Abstract: The article is devoted to one of the most notable music pieces written by the British composer Harrison Birtwistle; it belongs to the late period of his activity as a composer (written in 2001). The composer decided to write a preface to this piece where he explained his main ideas and this fact served as a starting point for research on the techniques used by the composer in this composition. The key idea of the piece is the multiple interpretation of the melancholy phenomenon which is shown in different aspects such as “Melencolia” by Albrecht Durer, interpreted by a number of outstanding philosophers. British Barock tradition is represented by the poetic “School of Night” and one of its members, George Chapman who has written a poem “Shadow of night” which has given its name to the composition by Birtwistle. Another Barock author, composer John Dowland composed a song“In darkness let me dwell” which became a source of melodic element in Birtwistle`s composition. This element is developed in different ways and is included in such phenomenae as “processional” form, melodic “line”, preference of different ostinato figures, drones, orchestration as a means of articulating the development of form, rhythmic variations, post-serial twelve-tone technique. Analysis of Birtwistle`s “Shadow of night” appears for the first time in Russian music theory and it reveals the main features of late Birtwistle`s style: the deep interest to melancholy as a multifaceted phenomenon designating not only sorrowful images and dark mood but also revealing its link to the inner source of creative power, “the humor of the night”. Скачать статью 

«РУССКИЙ СЛЕД» В ТВОРЧЕСТВЕ ХАРРИСОНА БЁРТУИСЛА

Аннотация: Британский композитор Харрисон Бёртуисл с первых шагов своей композиторской карьеры опирался на творчество своих предшественников, из которых наиболее заметное влияние на него оказал русский композитор И.Ф. Стравинский. Но Стравинский не был единственным композитором русского происхождения, повлиявшим на Бёртуисла. Другой артист русского происхождения также оказал весьма существенное воздействие. Его имя – Питер Зиновьев, и этот музыкант был  первым британским электронным композитором. Его аристократическое русское происхождение (он – потомок Бобринских, Долгоруковых, Зиновьевых) сыграло роль в той удивительной русской широте и смелости, с которой Зиновьев взялся за решение задач, стоявших перед электронной музыкой. Помимо решения технических задач (усиление звука, отдельные звуковые эффекты, пространственные сценические решения), Зиновьев имел и глобальное влияние на Бёртуисла, написав ему два выдающихся либретто (для пьесы «Нения: смерть Орфея» и для грандиозной оперы «Маска Орфея»). В этих либретто инженер-музыкант проявил себя как человек, наделенный недюжинной эрудицией и как художник, воспринявший постмодернистскую эстетику. Несмотря на то, что после 1980х Бёртуисл и Зиновьев больше не сотрудничали, общее воздействие Зиновьева постфактум заметно и по сей день в так называемом «Орфейном проекте» Бёртуисла, например в камерной опере «Коридор». Abstract: British composer Harrison Birtwistle from the very beginning of his composer`s career  sought creative impulses from his ancestors, among which the most evident influence was produced by Russian composer Igor Stravinsky. But Stravinsky wasn`t the only composer of Russian origin important for Birtwistle as a source of inspiration. Another artist of Russian origin also became a powerful source of creative ideas for British composer. His name is Peter Zinoviev and this person became the first musician in Great Britain who began to produce experiments with electronic instruments and electronic music. His aristocratic roots (Zinoviev belongs to the aristocratic families of Bobrinskiys, Dolgorukovs, Zinovievs) played considerable role in his attitude to the complex problems of electronic music which were solved with genuinely Russian invention talent and courage. Besides working with technical problems like sound amplification, sound effects, sound engineering, scenic space development, Zinoviev also had global influence on Birtwistle: he produced two librettos (one – for chamber cantata “Nenia: The death of Orpheus; and the second – for grand opera “The Mask of Orpheus”). In these librettos musician and engineer showed as an erudite, profound interpreter of ancient mythology and at the same time as an artist with a taste for postvodernist ideas. “The Mask of Orpheus” became the last project of Zinoviev and Birtwistle. Nevertheless the impact of Peter Zinoviev is evident in a number of Birtwistle`s compositions which belong to so-called “Orpheus-project”, for example,  in opera “The Corridor”. Скачать статью

Топосы и музыкальный нарратив: Д. Шостакович. Прелюдия op.34 №7

Аннотация: В анализе музыки ХХ века, наряду с традиционными структурными подходами, сегодня все большую роль играют методы, сложившиеся за пределами музыкознания. К таким принадлежит и метод анализа музыки как нарратива, разработанный в трудах Кермана, Крамера, Алмена. Инструментом анализа нарратива, по мнению Алмена, может являться топос – устойчивый тип высказывания с ограниченным смысловым потенциалом. В представленной статье аппарат нарративного анализа применен к Прелюдии Шостаковича Ля-мажор ор. 34. Выявлены структурные элементы, соответствующие топосам «ученого стиля», «романтического ноктюрна», «марша», что позволяет интерпретировать цель нарратива Прелюдии как достижение «когнитивного диссонанса». Проделанный анализ показывает, что Прелюдия отражает «феномен Шостаковича» – «непременно внести в музыку элемент неоднозначности, внутренней противоречивости, эмоционального и психологического дискомфорта» (Л. Акопян) Abstract: XXth century music analysis today seems to tend towards analytical methods taken from outside of traditional structural analysis. One of these methods is narrative analysis developed by L. Kerman, L. Kramer, B. Almen. According to Almen musical narrative should be analyzed through topoi – musical  constructions  with stable meaning expressed by rhythmic, melodic, texture and tempo elements. The article shows the possibilities of applying narrative analysis procedures to Shostakovitch`s Prelude in A major op.34. We discovered such topoi as “learned style”, “nocturne”, “march” and defined the aim of Prelude`s narrative as reaching “cognitive dissonance”. The analysis of the Prelude reveals the central kernel of Shostakovich phenomenon: “to add to the music the element of ambiguity, inner contradiction, emotional and psychological discomfort” (L. Hakobian) Скачать статью