Category: Из истории советского искусствознания

От Союза зодчих 1917 года к Союзу советских архитекторов

Аннотация: В статье на основе анализа различных источников прослеживается предыстория организации Союза советских архитекторов, и, в первую очередь, история появления Всероссийского союза зодчих в результате событий февральской революции 1917 года, и Профессионального союза зодчих, отделившегося от Всероссийского союза уже при советской власти в 1918-м. Эти два союза были первыми в истории отечественной архитектуры организациями, поставившими целью объединение всех российских архитекторов в едином сообществе. В статье детально прослеживается история создания Всероссийского союза зодчих по инициативе Московского архитектурного общества и процесс объединения петроградских архитекторов в самостоятельное отделение этого союза весной и летом 1917 года. История московского и петроградского отделений Всероссийского союза зодчих после революции 1917 года рассматривается через призму выстраивания взаимоотношений архитекторов уже с новой советской властью. Особое внимание уделяется тому, как стремление участвовать в организационных мероприятиях этой власти в сфере строительства привело к расколу внутри московского отделения и появлению Профессионального союза зодчих, построенному на новых идеологических началах. Обращение к истории появления двух союзов зодчих в самом начале советской эпохи позволило существенно дополнить знания о попытках создания единой организации архитекторов в конце 1920-х – начале 1930-х гг., проследить, как одни и те же спорные вопросы мешали архитекторам объединиться не по приказу, а по собственной инициативе. Благодаря анализу материалов из фонда Союза советских архитекторов (РГАЛИ) и публикаций в периодической печати 1917-1918 годов в настоящей статье впервые не только удалось установить факт существования двух союзов зодчих, выделить основные направления деятельности двух союзов, но и охарактеризовать их принципиальные различия, ранее не замечавшиеся исследователями. Проведенный детальный анализ материалов также позволил связать Всероссийский и Профессиональный союзы зодчих с Союзом советских архитекторов не только на уровне общих положений, но и на уровне конкретных персоналий. Abstract: The article traces the prehistory of the establishment of the Union of Soviet Architects, and the history of the All-Russian «Soyuz Zodchih» (Union of architects) and the Professional «Soyuz Zodchih», in particular. The first of them appeared as a result of 1917 February revolution, and the second separated from it already under the Soviet authority in 1918. These two unions were the first organizations in the history of Russian architecture to unite all Russian architects in a single community. The article traces in detail the history of creation the All-Russian «Soyuz Zodchih» as the initiative of the Moscow architectural society and the process of uniting Petrograd architects into an independent branch of this union in the spring and summer of 1917. The history of the Moscow and Petrograd branches of the All-Russian «Soyuz Zodchih» after the revolution of 1917 is considered through the prism of building relationship of architects with the new Soviet government. Particular attention is paid to how the desire to participate in the Government’s organizational activities in the field of construction led to a split within the Moscow branch and the emergence of the professional Union of architects, built on the new ideological foundations. The study of two unions of architects’ emergence process in the earliest days of the Soviet era significantly supplements the knowledge about the attempts to create a single organization of architects in the late 1920s –...

Революция 1917 года и феномен советского музыкознания

Аннотация: Статья посвящена самому раннему этапу развития советского музыкознания. Характеризуется роль исследовательских институций, созданных после 1917 года, и их влияние на последующее развитие отечественной музыкальной науки. В центре внимания оказываются такие учреждения, как Музыкальный отдел Народного комиссариата просвещения (МУЗО Наркомпроса), Государственная академия художественных наук (ГАХН), Государственный институт музыкальной науки (ГИМН). Особенно отмечаются выдающиеся научные достижения первого поколения советских музыковедов, в числе которых Б.В.Асафьев, Н.А.Гарбузов, М.В.Иванов-Борецкий, К.А.Кузнецов, Г.Э.Конюс, Л.Л.Сабанеев, Б.Л.Яворский. Разностороннее образование ряда ученых способствовало сближению музыковедения с другими науками и определило его соответствие общенаучным критериям: не только музыкальное, но и физико-математическое образование имели Сабанеев и Розенов, юридическое – Ренчицкий, Иванов-Борецкий, Кузнецов, историко-филологическое – Асафьев, геологическое – Гарбузов. Некоторые имели ученые степени, полученные еще в дореволюционные годы в российских и зарубежных университетах. Отмечается, что  после 1917 развитие отечественного музыкознания осуществлялось в рамках официальных институций, среди которых ведущая роль отводилась научно-исследовательским учреждениям. В них был сформирован тот «образ жизни» науки, который был продолжен и в последующие годы: тематическое планирование исследований, установка на коллективное создание и обсуждение научных трудов. Возникновение феномена «производства научных кадров» позволяет некоторым современным исследователям отсчитывать начало музыкальной науки с первых послереволюционных лет. Abstract: The article is devoted to the early stage of the development of Soviet musicology and characterizes the role of research institutions created after 1917, and their influence on the subsequent development of Russian musicology. The focus is on such institutions as the Musical Department of the People’s Commissariat for Education (Narkompros), the State Institute for Musicology (GIMN), the State Academy for Art Studies (GAHN).  The outstanding scientific achievements of the first generation of Soviet musicologists, such as Boris Asafyev, Nikolai Garbuzov, Georgi Konyus, Konstantin Kuznetsov, Leonid Sabaneyev, and Boleslav Yavorsky are especially remarkable. The versatile education of many of these scholars helped Soviet musicology to come closer to other branches of knowledge. While Yavorsky, Konyus, Konstantin Eiges had solely musical education, many others had qualifications in other fields in addition to those in music: Sabaneyev and Rozenov were physicists and mathematicians, Renchitsky was a lawyer, Ivanov-Boretsky was a lawyer, historian and philologist, Boris Asafyev was a historian and philologist, and Garbuzov was a geologist. The article notes that in post-revolutionary years Russian musicology was institutionalized, with research institutions being given the leading role. Those institutions shaped a «way of life» for musicology that the latter still follows, e.g. the subject-based planning of research and the principle of collective writing. It is the emergence of the «professional personnel training» system that makes some modern scholars date the birth of Russian musicology back to the early post-revolutionary years. Скачать статью