Category: 1/2020

«Серьезная» и «Несерьезная» музыка Натальи Хондо

Аннотация: Статья посвящена творчеству нашего современника, композитора, педагога кафедры оперно-симфонического дирижирования Российской академии музыки имени Гнесиных Наталье Хондо. Являясь автором произведений в самых различных жанрах, автор отдает предпочтение музыке для оркестра русских народных инструментов (далее – ОРНИ). Материалом для анализа послужили произведения, относящиеся, казалось бы, к полярным жанрам, обозначенным самим автором не без доли шутки как «серьезная» и «несерьезная» музыка. В качестве характерной стилевой особенности пьесы «Одинокий путник» и трех сюит для ОРНИ отмечена подчеркнутая демократичность языка и незамысловатость форм. Благодаря этим качествам сочинения довольно часто исполняются, в том числе и в качестве конкурсных произведений. Направленность на детскую аудиторию диктует необходимость синтезированной формы концертов, в которых они, как правило, звучат – литературно-музыкальные композиции. Произведения более «серьезных» жанров («Восемь восьмых» для баяна с оркестром, «Болгарское концертино», «Диалоги» для двух домр с оркестром, Концерт-поэма для балалайки с оркестром) объединяет достаточно сложная работа с тематизмом, полифоническая техника, диалогичность. Отмечено влияние эпической ветви русской симфонической школы, ярко представленной творчеством Бородина, Глазунова, Танеева, Мясковского. Сделан акцент на метроритмическом мастерстве композитора Акцентируется мастерское владение оркестром и красочность оркестровой палитры, особенностью которой является контраст туттийных эпизодов и «прозрачных» сольных и ансамблевых. Вне зависимости от «адреса» сочинения и повода для его создания, все композиторские задачи решаются Натальей Хондо в высшей степени профессионально. В этом смысле Хондо – продолжатель гнесинской традиции, для которой музыка для ОРНИ является одной из важнейших областей. Abstract: The article is devoted to Natalia Hondo’s works, our contemporary, composer, Opera and symphonic conducting cathedra’s teacher of the Gnesins Russian Academy of music. Being the author of works in various genres, the author prefers music for orchestra of Russian folk instruments (below – ORNI). The material for the analysis were the works relating, it would seem, to the polar genres, formulated by the author not without a share of jokes as «serious» and «unserious» music. As a characteristic stylistic feature of the piece «The Lonely traveler» and three suites for ORNI, the emphasized democratic nature of the language and the simplicity of the forms are noted. Thanks to these qualities of the Suite are quite often performed, including the performance as competitive works. The focus on children’s audience dictates the need for a synthesized form of concerts, in which they usually sound- literary and musical compositions. More «serious», according to the author, genres («Eight-eighths» for accordion with orchestra, «Bulgarian Concertino», «Dialogues» for two domras with orchestra, Concert-poem for balalaika with orchestra) are united by a rather complex work with thematism, polyphonic technique, dialogicity. The influence of the epic branch of the Russian Symphony school, which is clearly represented by the works of Borodin, Glazunov, Taneyev, and Myaskovsky, is noted. Emphasis is placed on the metrorhythmic skill of the composer. Mastery of the orchestra and the colorfulness of the orchestral writing are noted which is characterized by the contrast of tutti episodes and lightweight solo and ensemble ones, are noted. However, regardless of the «address» of the composition and the reason for its creation, all composing tasks are solved by it in the highest degree professionally. In...

Шедевр на заказ. Поздние струнные квартеты Бетховена

Аннотация: Сочинение на заказ – вполне типичная ситуация в композиторской практике. Вместе с тем, изучение конкретных произведений заставляет задуматься, как ситуация заказа влияет на творческий процесс и конечный результат. Какую роль в появлении музыкального шедевра играют личность заказчика, совпадение или расхождение момента поступления заказа и личных устремлений композитора? В этой связи особого внимания заслуживают последние струнные квартеты Л. ван Бетховена (ор. 127, 130, 131, 132, 133 «Большая фуга», 135). В исследовательской литературе об этих сочинениях сказано немало. Тем не менее, остаются вопросы о причинах того или иного поворота в последовательности событий и продвижения творческой мысли Бетховена, отразившиеся на своеобразии его поздних творений. Известно, что создание квартетов было инициировано внешним импульсом – заказом русского мецената, виолончелиста и музыкального критика Н.Б. Голицына. Обширная переписка Бетховена с Голицыным, издательскими фирмами, музыкантами, друзьями дает представление о последовательности событий и основных вехах сочинения квартетов – от зарождения замысла произведений до издания музыкальных опусов. Особого внимания заслуживает необычная история финала квартета ор. 130. Его грандиозный масштаб, сложность и необычность содержания вызывали разноречивые оценки и суждения современников Бетховена. Вследствие этого по настоянию издателя М. Артариа финал был заменен другим, получил самостоятельное существование и особое название – «Большая фуга для струнного квартета» (ор. 133). Интерес к этому шедевру не ослабевает вплоть до наших дней, осмысление идейного и образного содержания квартета ор. 133 продолжается. Abstract: Making music to order is a common practice for many composers. At the same time, as one explores specific music pieces a question inevitable begs itself: how writing music to order affects the creative process and the final result. How do such things as the personality of a customer and the relevance of the order to personal aspirations of the composer contribute to the emergence of a musical masterpiece? In this regard, special mention should be given to Ludwig van Beethoven’s last string quartets (Op. 127, 130, 131, 132, 133 “Big Fugue”, 135). These pieces have already received a considerable degree of attention in the research literature. Nevertheless, questions remain about the reasons for this or that turn in the sequence of events and the development of Beethoven’s creativity that impacted the originality of his later works. It is known that the quartets emerged due to an external impulse – an order of the Russian philanthropist, cellist, and a music critic N. B. Golitsyn. Beethoven’s extensive correspondence with Golitsyn, publishing houses, musicians, and friends recreates the sequence of events and the main milestones in the composition of quartets – from the conception to the publication of musical opuses. Of particular interest is the unusual story behind Op. 130. Its grandiose scale, complexity and unusual content created a lot of controversy in assessments and judgments among Beethoven’s contemporaries. As a result, at the insistence of the publisher М. Artaria, the finale was replaced, and this piece received an independent existence and a special name – Grand Fugue for String Quartet” (Op. 133). This masterpiece has not lost its relevance even today: it still sparks interest and debate about ideological and figurative content of Quartet Op. 133. Cкачать статью

Бетховен. Вариации на тему Паизиелло. – Паизиелло? (Бетховен сам не знал, что писал)

Аннотация: В статье рассматривается проблема музыкального первоисточника «Nel cor piu non mi sento» (WoO 70) Бетховена – произведения, известного как Вариации на тему Паизиелло. Притом, что Бетховен действительно заимствовал эту мелодию из оперы Паизиелло «Мельничиха», сам Паизиелло, однако, не является ее «изобретателем». Живя много лет в Петербурге, он «подобрал» ее из городского – петербургского – музыкального обихода конца XVIII века. «Инкорпорированная» в оперу «Мельничиха», ставшую известной в Европе, эта тема привлекла к себе внимание Бетховена (а вслед за ним и многих других композиторов, перечисленных в докладе). Вывести «на чистую воду» Паизиелло удалось благодаря обнаруженным автором в архиве Российского национального музея музыки Вариациям на эту тему… аббата Гелинека. Он опубликовал свои вариации в Петербурге, где ему не нужно было апеллировать к Паизиелло, а достаточно было привести название русского романса на эту тему. Это название – первая строка стихотворения «На то-ль чтобы печали…»  (В статье приводится его источник, а также свидетельства его бытования). Это открытие позволило расширить список русских источников бетховенских произведений, а также попутно высветить источник вдохновения Паизиелло при создании произведения, ставшего в полном смысле слова «визитной карточкой» этого итальянского композитора. В целом статья проливает новый свет на музыкальную ситуацию в русско-австрийских (и итальянских) связях конца XVIII – XIX века. Abstract: The paper explores the original material for Beethoven’s Nel cor piu non mi sento (WoO 70), also known as the variations on Paisiello’s duet. There is no denial that Beethoven borrowed the tune from Paisiello’s opera La molinara (The Miller-Woman), however, it was not actually Paisiello who composed it in the first place. During his many years living in St Petersburg, Paisiello ‘picked up’ a local tune that was popular among the city dwellers late in the 18th century. Once the tune became part of La molinara, whose popularity in Europe was immense, it attracted Beethoven. Consequently, many other composers, whose names will be listed in the paper, also used the theme. The truth about Paisiello was only revealed when, quite unexpectedly, the Variations on the same theme written by the Abbe Joseph Gelinek were found in the archive of the Russian National Museum of Music. He published his Variations in St Petersburg. There, he did not have to refer to Paisiello–it was enough to simply give a title of the Russian musical romance on the same theme. The title is the first line of the poem Na tol chtoby pechaly (Is it for the sake of sorrow…). The paper refers to the original source and provides the evidence that it really existed. This finding adds to the list of Russian original material used by Beethoven. It also allowed to identify the source that inspired Paisiello on writing the duet that, in every sense of the word, became his signature tune. In sum, the paper sheds new light on musical ties between Russia, Austria and Italy in the late 18th – 19th centuries. Скачать статью

К идеальным инструментам Арнольда Шлика

Аннотация: Известно, что пфальцграфский органист, композитор и органный эксперт эпохи Возрождения Арнольд Шлик написал органостроительный трактат «Зерцало органостроителей и органистов» (1511), в котором представил некий идеал органа, сложившийся в его представлении. Также им был издан с имперской привилегией сборник «Табулатуры некоторых хвалебных песнопений» (1512), органные композиции которого отличаются большим своеобразием и оригинальностью письма, непохожего на произведения его итальянских, французских и нидерландских современников. Еще более причудливое письмо Шлик демонстрирует в более поздней рукописи c композициями для органа, сочиненных в честь коронации императора Священной Римской империи Карла V (1520). В содержании статьи отражена попытка установления взаимосвязи между органным письмом Шлика и особенностями того инструмента, для которого были предназначены его сочинения. Для какого инструмента писал знаменитый слепой музыкант: идеального, о котором говорится в его трактате «Зерцало…», или же того реального, на котором он играл, возможно, до конца своей жизни после получения пожизненного контракта в палатинском дворе в 1509 году? Следующий аспект исследования, особенно волнующий органистов, посвящен проблематике интерпретации и исполнения органных произведений Шлика, отличающихся необычайной сложностью. Южнонемецкая органная традиция, вошедшая в эпоху Ренессанса в пору расцвета, до сих мало изучена как в зарубежном, так и в отечественном музыковедении. И восхитительные церковные инструменты, из которых сохранилось всего несколько экземпляров с оригинальным органным корпусом и начинкой из более позднего времени, и столь же немногочисленная органная музыка того периода представляют собой не только огромный интерес, но и определенную сложность для исследователя. В качестве методологической основы в статье используются исторический и культурологический подходы, а также традиция изучения старинного музыкального искусства с позиций исторически информированного исполнительства. Материал статьи может быть востребован как в музыковедческой, так и в исполнительской среде. Abstract: Arnolt Schlick was a Palatine organist, composer and organ expert of the Renaissance who is best known for Spiegel der Orgelmacher und Organisten (1511), a treatise on building organs. In this work he presented a certain ideal of the organ seen from his own perspective. Schlick also published Tabulaturen etlicher Lobgesang (1512), a collection that enjoyed an imperial privilege and featured organ works of great originality of skill so much different from his Italian, French and Dutch contemporaries. Schlick demonstrates an even more bizarre technique in a later manuscript of compositions marking the coronation of the Holy Roman Emperor Charles V (1520). The article is an attempt to establish a relationship between Schlick’s organ writing and the features of the instrument his works were written for. What instrument did the famous blind musician write for? Did he write for the ideal instrument he described in his treatise Spiegel der Orgelmacher und Organisten? Was it the one he played until the end of his life after landing a lifetime contract with the Palatine court in 1509? The next aspect of the study, which may be of special interest to organists, focuses on the interpretation and execution of Schlick’s organ works. The South German organ tradition, with its heyday in the Renaissance, is still little studied by Russian and international musicologists alike. Only a few delightful church instruments have survived since that time. They usually feature original organ cases, while...