Category: 3/2018

От Союза зодчих 1917 года к Союзу советских архитекторов

Аннотация: В статье на основе анализа различных источников прослеживается предыстория организации Союза советских архитекторов, и, в первую очередь, история появления Всероссийского союза зодчих в результате событий февральской революции 1917 года, и Профессионального союза зодчих, отделившегося от Всероссийского союза уже при советской власти в 1918-м. Эти два союза были первыми в истории отечественной архитектуры организациями, поставившими целью объединение всех российских архитекторов в едином сообществе. В статье детально прослеживается история создания Всероссийского союза зодчих по инициативе Московского архитектурного общества и процесс объединения петроградских архитекторов в самостоятельное отделение этого союза весной и летом 1917 года. История московского и петроградского отделений Всероссийского союза зодчих после революции 1917 года рассматривается через призму выстраивания взаимоотношений архитекторов уже с новой советской властью. Особое внимание уделяется тому, как стремление участвовать в организационных мероприятиях этой власти в сфере строительства привело к расколу внутри московского отделения и появлению Профессионального союза зодчих, построенному на новых идеологических началах. Обращение к истории появления двух союзов зодчих в самом начале советской эпохи позволило существенно дополнить знания о попытках создания единой организации архитекторов в конце 1920-х – начале 1930-х гг., проследить, как одни и те же спорные вопросы мешали архитекторам объединиться не по приказу, а по собственной инициативе. Благодаря анализу материалов из фонда Союза советских архитекторов (РГАЛИ) и публикаций в периодической печати 1917-1918 годов в настоящей статье впервые не только удалось установить факт существования двух союзов зодчих, выделить основные направления деятельности двух союзов, но и охарактеризовать их принципиальные различия, ранее не замечавшиеся исследователями. Проведенный детальный анализ материалов также позволил связать Всероссийский и Профессиональный союзы зодчих с Союзом советских архитекторов не только на уровне общих положений, но и на уровне конкретных персоналий. Abstract: The article traces the prehistory of the establishment of the Union of Soviet Architects, and the history of the All-Russian «Soyuz Zodchih» (Union of architects) and the Professional «Soyuz Zodchih», in particular. The first of them appeared as a result of 1917 February revolution, and the second separated from it already under the Soviet authority in 1918. These two unions were the first organizations in the history of Russian architecture to unite all Russian architects in a single community. The article traces in detail the history of creation the All-Russian «Soyuz Zodchih» as the initiative of the Moscow architectural society and the process of uniting Petrograd architects into an independent branch of this union in the spring and summer of 1917. The history of the Moscow and Petrograd branches of the All-Russian «Soyuz Zodchih» after the revolution of 1917 is considered through the prism of building relationship of architects with the new Soviet government. Particular attention is paid to how the desire to participate in the Government’s organizational activities in the field of construction led to a split within the Moscow branch and the emergence of the professional Union of architects, built on the new ideological foundations. The study of two unions of architects’ emergence process in the earliest days of the Soviet era significantly supplements the knowledge about the attempts to create a single organization of architects in the late 1920s –...

Революция 1917 года и феномен советского музыкознания

Аннотация: Статья посвящена самому раннему этапу развития советского музыкознания. Характеризуется роль исследовательских институций, созданных после 1917 года, и их влияние на последующее развитие отечественной музыкальной науки. В центре внимания оказываются такие учреждения, как Музыкальный отдел Народного комиссариата просвещения (МУЗО Наркомпроса), Государственная академия художественных наук (ГАХН), Государственный институт музыкальной науки (ГИМН). Особенно отмечаются выдающиеся научные достижения первого поколения советских музыковедов, в числе которых Б.В.Асафьев, Н.А.Гарбузов, М.В.Иванов-Борецкий, К.А.Кузнецов, Г.Э.Конюс, Л.Л.Сабанеев, Б.Л.Яворский. Разностороннее образование ряда ученых способствовало сближению музыковедения с другими науками и определило его соответствие общенаучным критериям: не только музыкальное, но и физико-математическое образование имели Сабанеев и Розенов, юридическое – Ренчицкий, Иванов-Борецкий, Кузнецов, историко-филологическое – Асафьев, геологическое – Гарбузов. Некоторые имели ученые степени, полученные еще в дореволюционные годы в российских и зарубежных университетах. Отмечается, что  после 1917 развитие отечественного музыкознания осуществлялось в рамках официальных институций, среди которых ведущая роль отводилась научно-исследовательским учреждениям. В них был сформирован тот «образ жизни» науки, который был продолжен и в последующие годы: тематическое планирование исследований, установка на коллективное создание и обсуждение научных трудов. Возникновение феномена «производства научных кадров» позволяет некоторым современным исследователям отсчитывать начало музыкальной науки с первых послереволюционных лет. Abstract: The article is devoted to the early stage of the development of Soviet musicology and characterizes the role of research institutions created after 1917, and their influence on the subsequent development of Russian musicology. The focus is on such institutions as the Musical Department of the People’s Commissariat for Education (Narkompros), the State Institute for Musicology (GIMN), the State Academy for Art Studies (GAHN).  The outstanding scientific achievements of the first generation of Soviet musicologists, such as Boris Asafyev, Nikolai Garbuzov, Georgi Konyus, Konstantin Kuznetsov, Leonid Sabaneyev, and Boleslav Yavorsky are especially remarkable. The versatile education of many of these scholars helped Soviet musicology to come closer to other branches of knowledge. While Yavorsky, Konyus, Konstantin Eiges had solely musical education, many others had qualifications in other fields in addition to those in music: Sabaneyev and Rozenov were physicists and mathematicians, Renchitsky was a lawyer, Ivanov-Boretsky was a lawyer, historian and philologist, Boris Asafyev was a historian and philologist, and Garbuzov was a geologist. The article notes that in post-revolutionary years Russian musicology was institutionalized, with research institutions being given the leading role. Those institutions shaped a «way of life» for musicology that the latter still follows, e.g. the subject-based planning of research and the principle of collective writing. It is the emergence of the «professional personnel training» system that makes some modern scholars date the birth of Russian musicology back to the early post-revolutionary years. Скачать статью

Вокруг и около «Русских сезонов»: Римский-Корсаков, Делинь, Лифарь

Аннотация: Статья посвящена особенностям формирования культурного бренда «русских концертов» – «русских сезонов» во Франции и Бельгии в последней четверти XIX – начале XX столетий. История становления традиции рассмотрена как последовательность концертных серий, каждая из которых представляла собой определённый этап развития идеи позиционирования отечественного искусства за рубежом. Нюансы публичного восприятия концертов воссозданы в результате анализа французской прессы. Мероприятия состоялись в 1878 году (четыре концерта на Всемирной выставке в Париже под управлением Николая Рубинштейна), в 1889-м (два концерта там же под управлением Римского-Корсакова), в 1890-м (один концерт в Брюсселе под управлением Римского-Корсакова), в 1900-м (по одному концерту в Париже и Брюсселе) и, наконец, в 1907 году (пять знаменитых «Исторических русских концертов», организованных Дягилевым в Grand Opéra). Значимой составляющей процесса завоевания симпатий зарубежной публики стало продвижение русских опер, либретто которых перевёл на французский язык Мишель Делинь (Михаил Ашкинази), активно занимавшийся также и подготовками премьер. События биографии Делиня удалось частично выявить в результате исследования архивных документов, что позволяет представить портрет человека не особенно талантливого, но расторопного, авантюриста и искателя выгодных заказов. Письма к нему Римского-Корсакова, помещённые в приложение к статье, до настоящего времени не публиковались. Эти документы, приобретенные Сержем Лифарём в 1954 году и переданные им в РГАЛИ незадолго до кончины, раскрывают неизвестные ранее нюансы сотрудничества великого композитора и посредственного литератора. Abstract: This article considers the creation of the cultural brand «Russian concerts» – «Russian seasons» in France and Belgium in the last quarter of the XIX – at the beginning of the XX centuries. Its history is seen as a follow-up of the concert series, every of which was a certain stage in the development of the idea of domestic art’s positioning abroad. The nuances of public reception of concerts are recreated on the basis of the analysis of the French press. The events took place in 1878 (four concerts at the World Exhibition in Paris conducted by Nikolai Rubinstein), in 1889 (two concerts conducted by Rimsky-Korsakov at the same place), in 1890 (one concert in Brussels conducted by Rimsky-Korsakov), in 1900 (one concert in Paris and one in Brussels) and in 1907 (five famous «Historical Russian concerts», organized by Diaghilev at the Grand Opéra). Promotion of Russian operas became the significant component of the process of winning the foreign public’s sympathies. Michel Delines (Mikhail Ashkinazi) translated the librettos of many Russian operas into French and was actively engaged in preparation of premieres. The Delines’ biography was partially revealed as a result of the study of archival documents, which allows to present a portrait of a not particularly talented, but quick and adventurous man, a seeker for profitable orders. Rimsky-Korsakov’s letters to Delines, enclosed in the appendix to this article, have not been published yet. These documents, acquired by Serge Lifar in 1954 and transferred to the RGALI shortly before his death, reveal the previously unknown nuances of collaboration between the great composer and the mediocre litterateur. Скачать статью

Петербургские оперы буффа В. Мартин-и-Солера: жанровые особенности

Аннотация: В статье рассматриваются оперы буффа испанского композитора В. Мартин-и-Солера, созданные конце 1780-х – начале 1790-х годов в Петербурге на русскоязычные либретто Екатерины II. Своеобразные условия создания этих произведений обусловили определенную методологию их рассмотрения, основывающуюся на применение принципов исторического, контекстуального и междисциплинарного исследования. Основная задача работы – выявить и охарактеризовать жанрово-стилистические особенности избранных произведений. Речь идет о признаках бурлеска и травестии как в тексте либретто, так и в музыке, а также о модификации жанра пасторали, акцентирующего жанрово-бытовую стилистику вплоть до цитирования русских народных песен, что привносит в оперу своеобразный национальный акцент. Внимание также уделяется взаимодействию принципов собственно оперы буффа и французской комической оперы, в результате которого формируется смешанный тип оперы буффа с разговорными диалогами. Впервые в рамках отечественного музыкознания так называемые «русские оперы» В. Мартин-и-Солера являются предметом комплексного анализа, выявляющего их эстетико-стилевую и жанровую направленность и особое положение в истории западноевропейской и русской музыки. Abstract: The article deals with the Opera Buffa by the Spanish composer V. Martin-I-Soler created in the late 1780s-early1790s in St. Petersburg on the Catherine II’s Russian language libretto. These works were created under particular circumstances, and for their consideration we used a historical, contextual and interdisciplinary research methods. The main task of the work is to identify and characterize the genre and stylistic features of the selected works. We are talking about the signs of burlesque and travesty both in the text of the libretto and in music, as well as the modification of the pastoral genre. The citations of Russian folk songs bring to the Opera a kind of national accent and emphasize its folkloric style. Attention is also paid to the interaction of the principles of the Opera buffa and the French comic Opera, which resulted in a mixed type of Opera buffa with conversational dialogues. For the first time in the framework of Russian musicology, the so-called «Russian operas» by V.  Martin-I-Soler became the subject for a comprehensive analysis that reveals their aesthetic, stylistic and genre orientation, and their special position in the history of Western and Russian music. Скачать статью

Странствующие оперные труппы в России: компания Локателли

Аннотация: Появление труппы Локателли в Петербурге в конце 1750-х годов стало одним из самых значимых событий в музыкальной культуре России этого периода и уже давно привлекало внимание ученых. Новые данные, выявленные в архивах в последнее время, потребовали систематизации и интерпретации в общеевропейском контексте. В статье суммированы разрозненные сведения о распространении оперы buffa в Европе на грани 1750-х годов, постановках популярных сочинений в ведущих европейских центрах, деятельности труппы Локателли в Праге и Дрездене до переезда в Россию (данные сведены в общую таблицу). Список постановок Локателли заново уточнен и дополнен за счет сведений из зарубежных источников и указателей. Названы оперы из «дрезденского» репертуара труппы, наверняка повторенные в России, но пока еще не идентифицированные документально. Приведены аргументы в пользу того, что существенным поводом для Локателли отправиться в Петербург стала Семилетняя война, что интерес императрицы Елизаветы к комической опере порожден дебатами вокруг «войны буффонов» в парижской прессе и что публика в России в конце 1750-х годов познакомилась с новым жанром комической оперы более полно и разнообразно, нежели в других европейских странах за пределами Италии. Abstract: The appearance of the Locatelli troupe in St. Petersburg in the late 1750s became one of the most significant events in the Russian musical culture of this period and has long attracted the attention of scientists. The new data, revealed in the archives recently, required the systematization and interpretation in a global European context. The article summarizes the scattered information about the distribution of the opera buffa in Europe at the turn of the 1750s, the staging of popular works in leading European centers, the activities of the Locatelli troupe in Prague and Dresden before moving to Russia (all data are systematized in a general table). The list of Locatelli’s performances has been updated and supplemented on the base of information from foreign sources and indexes. Some operas from the troupe’s «Dresden” repertory, most likely repeated in Russia, but not yet documented, are named. The arguments are declared in favor of the fact that an important reason for Locatelli to go to Saint-Petersburg was the Seven Years’ War, that the interest of Empress Elizaveta Petrovna to the comic opera was engendered by the debates about the Querelle des Bouffons in the Paris press, and that the acquaintance of Russian public with a new genre of comic opera in the late 1750s turned to be more profound and versatile than in other European countries outside of Italy. Скачать статью