Category: 4/2020

«Стальной скок» С. С. Прокофьева в Париже и Лондоне (1927 год)

Аннотация: Творческое взаимодействие С. П. Дягилева и С. С. Прокофьева по сей день остаётся одним из самых интересных вопросов современного музыкознания. Среди произведений, написанных для дягилевской антрепризы, выделяется одно с замысловатым и несколько неуклюжим названием – «Стальной скок» («Le Pas d’Acier»). Созданный в течение 1925–1927 годов балет имел ошеломительный успех как у парижской, так и у лондонской публики, и держался в репертуаре вплоть до смерти Дягилева. Целью данной работы является выявление общих тенденций в сформировавшемся после премьеры балета в прессе мнении о балете «Стальной скок». Объектом исследования являются критические оценки произведения Прокофьева, сформировавшиеся во франкоязычной, англоязычной прессе и прессе русского зарубежья. Предмет исследования – опубликованные тексты французских, русских, английских авторов, которые изучаются в современных произведению историческом и культурном контекстах. Из всего многообразия критических откликов нами во внимание взяты 24 франкоязычных публикации; 9 публикаций авторов русского зарубежья (включая интервью Дягилева); 47 англоязычных публикаций (включая ещё одно интервью Дягилева). Три главные художественные составляющие спектакля (художественное оформление Г. Б. Якулова, хореография Л. Ф. Мясина и музыка Прокофьева) вызывали самые различные ассоциации у французских, английских критиков и представителей русского зарубежья. Отдельное внимание уделено поиску «большевистского» следа во всех составляющих скандальной постановки. Впервые в научной литературе анализируется вся многообразная палитра мнений относительно «Стального скока», отмечаются характерные черты рассматриваемой прессы, и прослеживается сценический путь балета в течение XX, XXI и XXII сезонов Русского балета. Делается предположение о том, что парадоксальный успех балета в Великобритании был связан не только с политическим контекстом времени (премьера балета совпала с англо-советским кризисом («Военной тревогой») 1927 года), но и с эстетическими предпочтениями английской публики, в частности, вниманием к конструктивизму как единому стилевому направлению в разных видах искусства. Abstract: The creative dialogue between Sergei Diaghilev and Sergei Prokofiev is one of the key issues on the agenda of modern musicology. Among the productions developed for Diaghilev’s ballet company, one work with a whimsical and somewhat clumsy name—The Steel Step (Le Pas d’Acier)—definitely stands out. The ballet took two years, from 1925 to 1927, to compose. It had a stunning success in Paris and London, where it remained in the repertoire up until Diaghilev’s death in 1929. The article aims to identify general tendencies in the opinions about The Steel Step voiced in print media after its premiere. The focus of the study is the critique of Prokofiev’s work in British and French press as well as in print media of Russian emigration. The analysis of data obtained from publications by French, Russian, and English authors was made with a due regard to the historical and cultural contexts relevant for the 1927 premieres of the ballet in Paris and London. Out of the plethora of critical reviews we chose 24 French articles, 9 articles by the authors of Russian emigration (including one interview with Diaghilev) and 47 English articles (including one more interview with Diaghilev). The three basic artistic components of the production (design by George Jakoulov, choreography by Leonide Massine and music by Sergei Prokofiev) shaped very different associations in French, English and Russian critical reviews. A special focus was given to the possible Bolshevistic footprint in all the components of the controversial performance. The study is the...

Владимир Дукельский в защиту забытой музыки

Аннотация: В статье изучается история деятельности Общества забытой музыки (Society for Forgotten Music), организованного Владимиром Дукельским (1948). Микроисторический сюжет о судьбе общества рассматривается в контексте эстетики и биографии Дукельского, а также в связи с проблематикой музыкально-исторических «маргиналий» (в том числе публичного признания) и актуальной для ХХ века дилеммы «серьезной» и «легкой» музыки. Исследовательской базой статьи послужили архивные документы, исторические публикации, воспоминания очевидцев и дискография общества. В статье установлены внешние и личные причины, побудившие Дукельского к созданию общества; рассмотрена репертуарная политика; названы лица, причастные к деятельности общества и его продвижению в периодической печати. Предпринятый в статье анализ доступных исторических источников позволил реконструировать этапы функционирования общества и выдвинуть гипотезу относительно длительного перерыва в издательской деятельности организации. Поворотным моментом в истории общества стал 1958 год, когда была создана одноименная звукозаписывающая компания в составе Contemporary Records. Идейно деятельность Общества забытой музыки продолжает более ранний проект Дукельского начала 1930-х (Композиторское защитное общество). При этом сопоставление стратегий двух обществ позволяет выявить существенные различия в организационных подходах. В отличие от Композиторского защитного общества, делавшего ставку на широкую публичность при отсутствии источника финансирования и имевшего в своей программе социально-политические акценты, Общество забытой музыки было задумано как серия камерных исторических концертов просветительской направленности — то есть руководствовалось и ограничивалось сферой искусства как такового. Формированию программ концертов предшествовала серьезная исследовательская работа Дукельского. В результате Общество забытой музыки оказалось жизнестойким предприятием, получившим поддержку авторитетной критики, внесшим вклад в исполнение и первые аудио-издания редко звучащей музыки Дж.Б. Виотти, Я.Л. Дусика, Г. Лекё и других композиторов. Abstract: The article explores the history of the Society for Forgotten Music established by Vladimir Dukelsky in 1948. Dukelsky’s biography and aesthetics as well as the issues of “marginalia” in the history of music (including that of artistic success) and the dichotomy of serious/light music relevant for the 20th century laid the foundation for the exploration of the micro-story. Research materials include historical documents and publications, memories and the Society’s discography. The article outlines external and personal reasons which encouraged Dukelsky to establish the Society. The article investigates the repertoire policy of the Society and spotlights those who were actively engaged with the Society and its media promotion. The analysis of available historical records allowed to reconstruct the stages of the Society’s life cycle and to suggest a hypothesis on why there was a long break in its publishing activity. The year 1958 and the establishment of the namesake record label affiliated with Contemporary Records became the turning point for the Society. Conceptually, the Society for Forgotten Music functioned in line with the early 1930s project initiated by Dukelsky—the Composers’ Protective Society. The two societies, however, used fundamentally different organisational approaches. Unlike the Composers’ Protective Society that staked on wide publicity without due financial support and had certain social and political aspects on its agenda, the Society for Forgotten Music was, in fact, a series of educational historical concerts. In other words, the latter was more narrow in scope and limited its activity to the domain of art. Dukelsky made serious preliminary research before the concert programme...

К вопросу о роли Ф.-Ж. Фетиса в формировании французской органной школы второй половины XIX века

Аннотация: В центре внимания автора – деятельность бельгийского музыковеда Ф.‑Ж. Фетиса. Он стал первым директором Брюссельской консерватории, его увлечённость творчеством Баха повлияла на формирование франко-бельгийской органной исполнительской школы и репертуара второй половины XIX века. Эти влияния стали возможны благодаря активной публицистической деятельности Фетиса и его авторитету музыковеда и теоретика. Он сумел создать благоприятную почву для работы первых выпускников консерватории, в частности Ж.-Н. Лемменса. Акцент на связи с баховской традицией был важным для укрепления статуса консерватории и привлечению музыкантов не только из Бельгии, но и из Франции. Так, в 60-е годы молодые французские органисты и композиторы Гильман и Видор учились у Лемменса в Брюссельской консерватории, обучение происходило на произведениях Баха. К концу XIX века творчество этих композиторов составило основу «нового» органного репертуара, потребность в котором возникла еще в середине века. «Серьёзное» искусство, опиравшееся на «баховскую» традицию, стало противопоставляться спонтанной сентиментальной импровизации ряда других французских композиторов-органистов. Эстетические предпочтения Фетиса через педагогическую работу Лемменса в итоге сформировали масштабный пласт в органном репертуаре к рубежу XIX и XX веков. Важной особенностью этих произведений стало возрождение жанра хоральных обработок на основе григорианского репертуара, таким образом на ряде примеров показана преемственность между традициями хоральных обработок немецких композиторов XVIII века и французских композиторов второй половины XIX-XX веков. Abstract: The article focuses on life and work of the Belgian musicologist F. J. Fetis—the first director of the Royal Conservatory of Brussels. His enthusiasm about Bach’s music influenced the formation of the French-Belgian organ playing school and the repertoire of the second half of the 19th century. His influence would not be possible without his active journalistic work and his high profile as a musicologist and a theorist. He managed to create favorable working environment for the first graduates of the conservatory, in particular, J.-N. Lemmens. His position as a follower of Bach’s tradition was instrumental in raising the profile of the conservatory. It also helped to attract musicians not only from Belgium, but also from France. In the 1860s, Lemmens used Bach’s works to train Guilmant and Widor, young French organists and composers studying at the Brussels Conservatory. By the end of the 19th century, the work of the two composers laid the foundation for the “new” organ repertoire, which was very much needed already in the middle of the century. “Serious” music that followed Bach’s tradition contrasted with the spontaneous sentimental improvisation of a number of other French organ composers. Towards the turn of the 19th and 20th centuries, Fetis’s aesthetic preferences, through Lemmens’ pedagogical work, eventually shaped a substantive part of the organ repertoire. The new repertoire was marked by the revival of choral works based on Gregorian chants. Thus, a series of examples shows the continuity of the traditions of choral works by the 18th century German composers and the 1950s and the 20th century French composers. Скачать статью

О русских переводах текста финала Девятой симфонии Бетховена

Аннотация: На протяжении более чем ста лет Девятая симфония Людвига ван Бетховена печаталась в нашей стране с эквиритмическими русскими переводами. Вышло в общей сложности более десяти различных изданий – партитур, фортепианных переложений с вокальными строчками и без них, хоровых партий. При этом лишь в одном случае был указан автор перевода: на титульном листе вышедшей в свет в 1953 году партитуры значится имя поэта Сергея Митрофановича Городецкого. Изучение отечественных изданий, появившихся между 1881 и 1986 годами, показало, что в них помещены четыре различных эквиритмических перевода. Два из них имеют авторов (помимо Городецкого, слова оды Фридриха Шиллера «К радости» перевел для пения также Виктор Павлович Коломийцов), а два представляют собой анонимные компиляции. В статье установлены источники, которыми пользовались составители компиляций. Прежде всего, это Полное собрание сочинений Шиллера в русских переводах, издававшееся Николаем Васильевичем Гербелем, начиная с 1857 года. Этим собранием также пользовался Петр Ильич Чайковский при составлении в 1865 году текста кантаты «К радости».  Другими источниками для компиляций служили более ранний перевод Федора Ивановича Тютчева, кроме того, в издании партитуры, выпущенном в 1963 году, использованы фрагменты переводов Коломийцова и Городецкого. Удалось обнаружить, по-видимому, наиболее ранний русский эквиритмический перевод Виктора Александровича Крылова. Этот текст возник по инициативе Милия Алексеевича Балакирева в год 100-летия со дня рождения Бетховена. Он ни разу не воспроизводился в нотных изданиях и целиком приводится в данной статье. Abstract: For almost a century, Beethoven’s Ninth Symphony has been printed in Russia with equirhythmic translations—more than ten different editions including scores, choral parts, and arrangements with or without vocal lines. At the same time, the only publication that provides the name of the translator on its title page is the full score published in 1953. It bears the name of the poet Sergey Gorodetsky. The study of Russian publications issued from 1881 to 1986 identified four different translations. Two of them are of known authorship (in addition to Gorodetsky, the lines from Friedrich Schiller’s Ode to Joy were also translated for singing by Victor Kolomiytsov); the other two are anonymous compilations. The article discloses the sources used by the compilers. Primarily, it is the Complete Edition of Friedrich Schiller’s works in Russian translation published by Nikolay Gerbel starting from 1857. The same Complete Edition was used by Pyotr I. Tchaikovsky during his work on the cantata To Joy in 1865. The other sources for compilations include an earlier Russian translation by Fyodor Tyutchev and some fragments of equirhythmic translations by Kolomiytsov and Gorodetsky. The latter were used in the full score edition published in 1963. In addition, we are likely to have discovered the earliest Russian equirhythmic translation. It was made by Victor Krylov at the request of Miliy Balakirev to mark the 100th anniversary of Beethoven’s birth. The translation has never been published in musical editions. The article provides the complete text of the translation. Скачать статью

В объятиях музыки любви. К юбилею Дж. Б. Виотти

Аннотация: В статье представлены малоизвестные отечественному читателю факты биографии ярчайшего скрипача рубежа XVIII–XIX веков – Джованни Баттиста Виотти. Обнаруженные в последние десятилетия зарубежными учеными ценные архивные документы проливают свет на различные события творческой жизни музыканта. Немалый интерес вызывает период становления его исполнительской карьеры, связанный с годами, проведенными в Турине под покровительством принца делла Чистерна. Собраны любопытные факты предпринятого вместе с учителем Г. Пуньяни концертного турне по крупнейшим европейским городам и России, которое завершилось блестящим дебютом Виотти в Париже. До сих пор оставалась за занавесом деятельность Виотти в Лондоне, где он провел половину своей жизни после вынужденного отъезда из французской столицы. Именно в лондонский период им были созданы широко известные в наши дни концерты для скрипки с оркестром № 20 D-dur, № 22 a-moll, № 23 G-dur, составляющие основу учебного репертуара. В конце XX века настоящей сенсацией стало обнаружение австралийским ученым Д. Йим переписки Виотти с известной в свое время английской аристократической семьей Чиннери. Благодаря этой находке сегодня мы можем не только многое узнать о жизни и творчестве музыканта в Лондоне, но и понять, какие  глубокие душевные переживания скрывались за его прекрасными творениями. Abstract: The article explores the biography of Giovanni Battista Viotti—the outstanding violinist of the turn of the 18th-19th centuries whose work and life have received little attention in Russia. Valuable archival documents discovered by foreign scholars in recent decades shed light on Viotti’s creative life. Of considerable interest is the formation of his performing career, associated with the years Viotti spent in Turin under the patronage of Prince della Cisterna. The article provides curious facts about the concert tour undertaken with the teacher G. Pugnani around Russia and the largest European cities that was crowned by Viotti’s brilliant debut in Paris. Until now, little has been known about Viotti’s life and work in London, where he spent half of his life after his flee from the French capital. While in London, Viotti composed the concerts for violin and orchestra No. 20 D-major, No. 22 a-minor, and No. 23 G-major. Today, these well-known concerts form the basis of educational repertoires. At the end of the 20th century, the Australian scientist D. Yim discovered Viotti’s correspondence with the famous English aristocratic family of Chinnery. The discovery was a sensation. The finding reveals a lot about Viotti’s life and work in London and provides a better understanding of the deep emotional experiences hidden behind his beautiful creations. Скачать статью