Category: Музыкальное творчество рубежа XX–XXI столетий

«Тень ночи» Харрисона Бёртуисла: поэтика композиции

Аннотация: В статье рассматривается «Тень ночи» – одно из ключевых сочинений британского композитора Харрисона Бёртуисла, принадлежащее позднему периоду творчества (год создания 2001). Поскольку композитор при создании произведения посчитал необходимым сопроводить его вступительным текстом, объясняющим вкратце намерения автора, постольку стратегией исследования становится подробное объяснение основных идей и их трактовка в партитуре этого оркестрового сочинения. К основным идеям произведения можно отнести множественно трактуемую идею меланхолии, отраженную через соотнесение со знаменитой гравюрой Дюрера «Меланхолия», породившей обильную интерпретационную литературу; с британской барочной традицией – поэтической «Школой ночи», где внимание композитора привлечено к фигуре Джорджа Чапмена и его поэме «Тень ночи», давшей название музыкальному сочинению Бёртуисла; и музыкальной, где песня Джона Дауленда «Во тьме позволь мне быть» становится источником центрального мотива всей пьесы. Этот материал становится предметом композиторской работы, в котором проявляются характерные для Бёртуисла приемы, такие, как формообразование по типу «процессионала», развертывание мелодической «линии», пристрастие к различным видам остинато и выдержанным звукам (drones), оркестровка как средство артикуляции формы, разнообразные приемы ритмического варьирования, пост-серийная двенадцатитоновая звуковысотность. Композиция Бёртуисла впервые описывается в русскоязычной литературе, анализ позволяет установить, что композитор в своем позднем творчестве все более глубоко входит в круг образов, связанных с меланхолией как мощным символом не только скорбных и мрачных образов, но и с сопутствующим меланхолии творческим духом, «соком ночи». Abstract: The article is devoted to one of the most notable music pieces written by the British composer Harrison Birtwistle; it belongs to the late period of his activity as a composer (written in 2001). The composer decided to write a preface to this piece where he explained his main ideas and this fact served as a starting point for research on the techniques used by the composer in this composition. The key idea of the piece is the multiple interpretation of the melancholy phenomenon which is shown in different aspects such as “Melencolia” by Albrecht Durer, interpreted by a number of outstanding philosophers. British Barock tradition is represented by the poetic “School of Night” and one of its members, George Chapman who has written a poem “Shadow of night” which has given its name to the composition by Birtwistle. Another Barock author, composer John Dowland composed a song“In darkness let me dwell” which became a source of melodic element in Birtwistle`s composition. This element is developed in different ways and is included in such phenomenae as “processional” form, melodic “line”, preference of different ostinato figures, drones, orchestration as a means of articulating the development of form, rhythmic variations, post-serial twelve-tone technique. Analysis of Birtwistle`s “Shadow of night” appears for the first time in Russian music theory and it reveals the main features of late Birtwistle`s style: the deep interest to melancholy as a multifaceted phenomenon designating not only sorrowful images and dark mood but also revealing its link to the inner source of creative power, “the humor of the night”. Скачать статью 

«Серьезная» и «Несерьезная» музыка Натальи Хондо

Аннотация: Статья посвящена творчеству нашего современника, композитора, педагога кафедры оперно-симфонического дирижирования Российской академии музыки имени Гнесиных Наталье Хондо. Являясь автором произведений в самых различных жанрах, автор отдает предпочтение музыке для оркестра русских народных инструментов (далее – ОРНИ). Материалом для анализа послужили произведения, относящиеся, казалось бы, к полярным жанрам, обозначенным самим автором не без доли шутки как «серьезная» и «несерьезная» музыка. В качестве характерной стилевой особенности пьесы «Одинокий путник» и трех сюит для ОРНИ отмечена подчеркнутая демократичность языка и незамысловатость форм. Благодаря этим качествам сочинения довольно часто исполняются, в том числе и в качестве конкурсных произведений. Направленность на детскую аудиторию диктует необходимость синтезированной формы концертов, в которых они, как правило, звучат – литературно-музыкальные композиции. Произведения более «серьезных» жанров («Восемь восьмых» для баяна с оркестром, «Болгарское концертино», «Диалоги» для двух домр с оркестром, Концерт-поэма для балалайки с оркестром) объединяет достаточно сложная работа с тематизмом, полифоническая техника, диалогичность. Отмечено влияние эпической ветви русской симфонической школы, ярко представленной творчеством Бородина, Глазунова, Танеева, Мясковского. Сделан акцент на метроритмическом мастерстве композитора Акцентируется мастерское владение оркестром и красочность оркестровой палитры, особенностью которой является контраст туттийных эпизодов и «прозрачных» сольных и ансамблевых. Вне зависимости от «адреса» сочинения и повода для его создания, все композиторские задачи решаются Натальей Хондо в высшей степени профессионально. В этом смысле Хондо – продолжатель гнесинской традиции, для которой музыка для ОРНИ является одной из важнейших областей. Abstract: The article is devoted to Natalia Hondo’s works, our contemporary, composer, Opera and symphonic conducting cathedra’s teacher of the Gnesins Russian Academy of music. Being the author of works in various genres, the author prefers music for orchestra of Russian folk instruments (below – ORNI). The material for the analysis were the works relating, it would seem, to the polar genres, formulated by the author not without a share of jokes as «serious» and «unserious» music. As a characteristic stylistic feature of the piece «The Lonely traveler» and three suites for ORNI, the emphasized democratic nature of the language and the simplicity of the forms are noted. Thanks to these qualities of the Suite are quite often performed, including the performance as competitive works. The focus on children’s audience dictates the need for a synthesized form of concerts, in which they usually sound- literary and musical compositions. More «serious», according to the author, genres («Eight-eighths» for accordion with orchestra, «Bulgarian Concertino», «Dialogues» for two domras with orchestra, Concert-poem for balalaika with orchestra) are united by a rather complex work with thematism, polyphonic technique, dialogicity. The influence of the epic branch of the Russian Symphony school, which is clearly represented by the works of Borodin, Glazunov, Taneyev, and Myaskovsky, is noted. Emphasis is placed on the metrorhythmic skill of the composer. Mastery of the orchestra and the colorfulness of the orchestral writing are noted which is characterized by the contrast of tutti episodes and lightweight solo and ensemble ones, are noted. However, regardless of the «address» of the composition and the reason for its creation, all composing tasks are solved by it in the highest degree professionally. In...

«РУССКИЙ СЛЕД» В ТВОРЧЕСТВЕ ХАРРИСОНА БЁРТУИСЛА

Аннотация: Британский композитор Харрисон Бёртуисл с первых шагов своей композиторской карьеры опирался на творчество своих предшественников, из которых наиболее заметное влияние на него оказал русский композитор И.Ф. Стравинский. Но Стравинский не был единственным композитором русского происхождения, повлиявшим на Бёртуисла. Другой артист русского происхождения также оказал весьма существенное воздействие. Его имя – Питер Зиновьев, и этот музыкант был  первым британским электронным композитором. Его аристократическое русское происхождение (он – потомок Бобринских, Долгоруковых, Зиновьевых) сыграло роль в той удивительной русской широте и смелости, с которой Зиновьев взялся за решение задач, стоявших перед электронной музыкой. Помимо решения технических задач (усиление звука, отдельные звуковые эффекты, пространственные сценические решения), Зиновьев имел и глобальное влияние на Бёртуисла, написав ему два выдающихся либретто (для пьесы «Нения: смерть Орфея» и для грандиозной оперы «Маска Орфея»). В этих либретто инженер-музыкант проявил себя как человек, наделенный недюжинной эрудицией и как художник, воспринявший постмодернистскую эстетику. Несмотря на то, что после 1980х Бёртуисл и Зиновьев больше не сотрудничали, общее воздействие Зиновьева постфактум заметно и по сей день в так называемом «Орфейном проекте» Бёртуисла, например в камерной опере «Коридор». Abstract: British composer Harrison Birtwistle from the very beginning of his composer`s career  sought creative impulses from his ancestors, among which the most evident influence was produced by Russian composer Igor Stravinsky. But Stravinsky wasn`t the only composer of Russian origin important for Birtwistle as a source of inspiration. Another artist of Russian origin also became a powerful source of creative ideas for British composer. His name is Peter Zinoviev and this person became the first musician in Great Britain who began to produce experiments with electronic instruments and electronic music. His aristocratic roots (Zinoviev belongs to the aristocratic families of Bobrinskiys, Dolgorukovs, Zinovievs) played considerable role in his attitude to the complex problems of electronic music which were solved with genuinely Russian invention talent and courage. Besides working with technical problems like sound amplification, sound effects, sound engineering, scenic space development, Zinoviev also had global influence on Birtwistle: he produced two librettos (one – for chamber cantata “Nenia: The death of Orpheus; and the second – for grand opera “The Mask of Orpheus”). In these librettos musician and engineer showed as an erudite, profound interpreter of ancient mythology and at the same time as an artist with a taste for postvodernist ideas. “The Mask of Orpheus” became the last project of Zinoviev and Birtwistle. Nevertheless the impact of Peter Zinoviev is evident in a number of Birtwistle`s compositions which belong to so-called “Orpheus-project”, for example,  in opera “The Corridor”. Скачать статью

«Избранные письма Сергея Рахманинова» А. Батагова: к проблеме «функция-автор» в современном музыкальном дискурсе

Аннотация: Статья посвящена изучению фортепианного цикла современного отечественного композитора Антона Батагова «Избранные письма Сергея Рахманинова» (2013). Глубокий концептуальный замысел, получивший отражение в необычном названии произведения, поднимает актуальную проблему функции автора в музыкальном дискурсе. К этому призывает и выбранная композитором «эпистолярная» жанровая форма, которая создает в сочинении сложную коммуникативную ситуацию между отправителем сообщения и его получателями — композиторами-минималистами. Сочетание в одном художественном повествовании эстетических идиолектов «адресатов» и «адресанта», — особая творческая задача, стилистически безупречно выполненная А. Батаговым. В статье представлен подробный анализ композиционной техники А. Батагова, который не прибегая к цитатному методу точно воспроизвел стилистический код сразу нескольких современных композиторов — А. Пярта, Л. Эйнауди, В. Мартынова, В. Мертенса, С. тен Хольта, П. Гэбриела, Б. Ино, Ф. Гласса. Методы организации звуковысотности, ритма, фактуры, а также дискурса в целом, показывают сложную интертекстуальную картину взаимодействий и пересечений, возникающую между различными минималистскими идиолектами и рахманиновским стилем. Музыкальная репрезентация рахманиновского стиля — отдельный аспект в изучении произведения. В статье показано, что имя Сергея Рахманинова также особым образом закодировано в музыкальной ткани произведения А.Батагова. Речь идет о ритмико-интонационной формуле, представленной в крайних частях цикла. Конкретные аналитические примеры показывают дифференциацию минималистских приемов письма, представленных Батаговым в оригинальном стилистическом преломлении. Abstract: The article is devoted to the study of the piano cycle of the modern Russian composer Anton Batagov “Selected Letters of Sergey Rachmaninov” (2013). Deep conceptual idea, reflected in the unusual title of the work, raises the actual problem of the author’s function in musical discourse. The “epistolary” genre form chosen by the composer, which creates in the composition a difficult communicative situation between the sender of the message and its recipients – minimalist composers, calls for this. The combination of aesthetic idiolects of “addressees” and “addresser” in one artistic narrative is a special creative task stylistically flawlessly performed by A. Batagov. The article presents a detailed analysis of the compositional technique by A. Batagov, who, without resorting to the quotation method, accurately reproduced the stylistic code of several contemporary composers at once – A. Pyart, L. Einaudi, V. Martynov, V. Mertens, S. ten Holt, P. Gabriel , B. Ino, F. Glass. The methods of organization of pitch, rhythm, texture, and also discourse as a whole show a complex intertextual pattern of interactions and intersections arising between various minimalist idiolects and Rachmaninov’s style. The musical representation of the Rachmaninov’s style is a special aspect in the study of the work. The article shows that the name of Sergey Rachmaninov is also coded in a special way in the musical texture of the work by A. Batagov. This is a rhythmic intonation formula presented in the extreme parts of the cycle. Specific analytical examples show the differentiation of minimalist writing techniques given by Batagov in the original stylistic interpretation. Скачать статью

«Полифония» композиционных приемов в музыке Майкла Наймана

Аннотация: Статья посвящена творчеству современного британского автора Майкла Наймана, которое рассматривается с точки зрения соединения в нем разных композиционных средств. В сочинениях Наймана, большинство которых написано на основе заимствованного материала, выработался устойчивый комплекс формообразующих приемов разных эпох (бассо-остинатная конструкция, комбинаторика, аддиция, фазовый сдвиг и др.), которыми композитор пользуется в процессе создания своей музыки. В статье анализируются разные варианты сочетаний тех или иных средств на примерах его струнных квартетов. Abstract: The article is devoted to the work of the contemporary British composer Michael Nyman which is examined from the connection of different compositional tools point of view. In his pieces which are mostly written on the basis of the borrowed material Nyman uses a stable complex of forming techniques of different eras (basso-ostinato form, combinatorics, addition, phase shift, etc.) in the process of creating music. The author analyzes different combinations of these compositional means using examples of his string quartets. Скачать статью

«Деконструкция» симфонического оркестра в электроакустической музыке Я. Ксенакиса

Аннотация: Статья содержит описание эволюции тембров в электроакустических композициях Я. Ксенакиса. Прослеживается нить «тембрового цитирования». Выявляются три периода развития: шумовые композиции (1957–1962), композиции с использованием тембров акустических инструментов (1959, 1967–1971), компьютерные сочинения (1977–1994). Два первых периода рассматриваются в рамках концепции деконструкции Ж. Деррида. Abstract: The article describes the evolution of timbres in electroacoustic compositions by I. Xenakis with an accent on composer’s usage of «timbre citations». It follows three steps of Xenakis’ electroacoustic music development: noise compositions (1957–1962), compositions with timbres of acoustic instruments (1959, 1967–1971), computer works (1977–1994). The first two periods are considered in the context of Jaques Dеrridа’s theory of deconstruction. Скачать статью

Структурная археология Владимира Мартынова: архетипы и интертексты

Аннотация: В статье Маргариты Катунян исследуется природа своего и чужого в творчестве композитора Владимира Мартынова. На основе понятия автоархеологии, введенного В. Мартыновым в его трех книгах под общим названием «Автоархеология» (2011, 2012, 2013), рассмотрено взаимодействие трех компонентов, составляющих его структуралистский метод композиции: исторические структуры как интертекст (vox principalis) структурные архетипы как антропологическая данность (vox organalis) концептуальное (экстрамузыкальное) формообразование (vox organalis). Abstract: Margarita Katunyan’s article explores the nature of “own” and “other’s” material in works by the composer Vladimir Martynov. On the basis of the concept of autoarchaeology introduced by V. Martynov in his three books under the general title «AutoArcheology» (2011, 2012, 2013) the interaction of the three components constituting his structuralist method of composition are considered: historical structures as an intertext (vox principalis) structural archetypes as an anthropological entity (vox organalis) conceptual (extra-musical) form-building (vox organalis). Скачать статью

О музыке Николая Корндорфа: в пространстве интертекста

Аннотация: Статья Ю.Н. Пантелеевой «О музыке Николая Корндорфа: в пространстве интертекста» посвящена проблеме интертекстуальности в произведениях Николая Корндорфа (1947 – 2001). Понятие интертекста, объем и содержание которого не перестает пополняться все новыми толкованиями и научными интерпретациями, актуализирует свой методологический потенциал применительно к целому ряду сочинений этого композитора. Особое место среди них занимает Четвертая симфония «Underground music» (1996) – опус, идиолект которого в значительной степени определяется не только самобытной художественной идеей, но и продуманной интертекстуальной стратегией. Данная композиция, интегрирующая в свой состав целый комплекс «чужих» и «своих» слов, открывает выход в обширное пространство интертекста. К такого рода произведениям принадлежат и другие музыкальные композиции, например, «Письмо В. Мартынову и Г. Пелецису». Abstract: The article by Y. Panteleeva «On Nikolai Korndorf’s Music: in Space of Intertextuality» is devoted to the problem of intertextuality in the works by Nikolai Korndorf (1947 – 2001). The concept of intertextuality, the scope and content of which does not cease to grow with new meanings and scientific interpretations, updates its methodological potential in application to a variety of compositions by this composer. The Fourth Symphony «Underground music» (1996) occupies а special place among them. The idiolect of this work is determined not only by the original artistic idea but a deliberate intertextual strategy. This composition integrating a complex of «alien» and «own» words opens out into the vast expanse of intertext. The piano piece «Letter to V. Martynov and G. Pelecis» (1999) is another example of musical composition using similar principles. Скачать статью

«Свое» и «чужое» в творчестве Николая Корндорфа

Аннотация: Хотя для Николая Корндорфа использование лексем «чужого языка» не играет такой роли, как для многих других композиторов ХХ века, у него есть ряд сочинений, в которых можно обнаружить диалог стилей. В статье эти произведения рассматриваются не хронологически, а по линии «возрастания чужого» в стилистике композитора. В Струнном трио «В честь Альфреда Шнитке (AGSCH)» это стилевые аллюзии, источником которых становится тема-монограмма композитора; в «Mozart-Variationen» для струнного секстета – квазицитата, в «Письме В. Мартынову и Г. Пелецису» – цитаты, в некоторых других случаях – текстовые (вербальные) цитаты (Литургия, Струнный квартет, Пассакалия), используются также скрытые цитаты, текст на «квазизыке» – латынь и русский («Welcome!», «Canzone triste», «Confessiones»). Кульминация этого процесса – Четвертая симфония («Underground music»), в которой уже есть полистилистика. Однако во всех случаях «чужое» «втягивается» в художественный мир Корндорфа, становится индивидуально композиторским, «своим». Abstract: The article deals with a number of pieces by Nikolai Korndorf using «another’s word» and is focused on its reflection in the composer’s musical language. It discusses music citations, quasi-citations (including verbal ones, especially quasi-Latin and quasi-Russian), allusions, theme-monogram as an intonation seed, hidden citations. The structure of the article is guided by the principle of the increase of «another’s» in Korndorf’s style; the climax of this process is the Fourth symphony, a composition where polystilistics takes place. In each case «another’s» is captured by the composer, his artistic vision, it becomes something belonging to the author, becomes his «own». Скачать