Tagged: Egyptian flute

Археология на оперной сцене. «Аида» Дж. Верди сквозь призму египтомании XIX столетия

Аннотация: Опера «Аида» Дж.Верди рассматривается в статье как одно из проявлений египтомании, под которой понимается интерес к Древнему Египту, возникающий в Европе после египетского похода Наполеона, и увлечение его атрибутикой. Соответственно, используется методология ориентированного на источники исторического исследования, которое ставит своей целью историческую реконструкцию прошлого и осмысление художественных феноменов в культурном контексте. Привлечение широкого круга не известных в отечественном музыкознании источников, в первую очередь писем и воспоминаний, позволяет реконструировать исторический контекст создания оперы, которая возникла на пересечении европейской египтомании и египетской европофилии, прояснить роль хедива Египта Исмаила-Паши и французского египтолога О.Мариетта в появлении сочинения, а также уточнить обстоятельства получения Верди заказа на египетскую оперу. Задуманная Мариеттом как «египтологическая» опера, «Аида» являет собой опыт воссоздания древнеегипетских реалий в разных компонентах оперного целого: либретто, костюмах и декорациях, музыке. Если либретто, в основе которого египетская легенда, записанная братом Огюста Мариетта Эдуардом, вольно обращается с историческими фактами и изобилует многочисленными нелепостями, костюмы и декорации, воссоздающие археологические находки, а также архитектурные памятники Древнего Египта, отличаются наибольшей достоверностью. К аутентичности стремится и автор музыки, Верди: он собирает сведения об истории и географии Египта, древнеегипетских обрядах. Попытка реконструировать древнеегипетские музыкальные инструменты – флейты и трубы – удается лишь частично ввиду ограниченности знаний об этих инструментах в XIX столетии. Итак, в контексте европейской египтомании «Аида» предстает явлением исключительным: ни один из современников Мариетта не ставил перед собой задачи создания египтологической оперы. Однако стремление к аутентичности, с одной стороны ограничивалось неполнотой знаний, с другой – спецификой самого жанра оперы, условность которого плохо совместима с исторической правдой. Научная новизна статьи определяется как ее ракурсом, так и базой источников, многие из которых впервые вводятся  в научный обиход. Abstract: The article considers opera “Aida” by G. Verdi as one of the manifestations of egyptomania, which means the interest in Ancient Egypt arising in Europe after the Egyptian campaign of Napoleon and a passion for its attributes. The author uses the methodology of source-oriented historical research which aims at historical reconstruction of the past and understanding of artistic phenomena in the cultural context. The involvement of a wide range of sources unknown in the Russian musicology, primarily letters and memories, allows us to reconstruct the historical context of the opera, which arose at the intersection of European egyptomania and Egyptian europophilia, and to show the role of the Khedive of Egypt, Ismail Pasha and the French egyptologist A. Mariette in the appearance of compositions, as well as to clarify under which circumstances did Verdi received the order for Egyptian opera. Conceived by Mariette as an “egyptological” opera, ”Aida” presents an example of the embodiment of ancient Egyptian realities in different components of the whole opera: libretto, costumes and scenery, and music. If the libretto, which is based on the Egyptian legend recorded by Auguste Mariette’s brother Edward, treats historical facts rather freely and abounds in numerous absurdities, costumes and scenery recreating archaeological finds, as well as architectural monuments of Ancient Egypt, are the most reliable. The author of music, Verdi, strives for authenticity: he collects information about the history and geography of Egypt...