Tagged: Sergei Prokofiev

«Стальной скок» С. С. Прокофьева в Париже и Лондоне (1927 год)

Аннотация: Творческое взаимодействие С. П. Дягилева и С. С. Прокофьева по сей день остаётся одним из самых интересных вопросов современного музыкознания. Среди произведений, написанных для дягилевской антрепризы, выделяется одно с замысловатым и несколько неуклюжим названием – «Стальной скок» («Le Pas d’Acier»). Созданный в течение 1925–1927 годов балет имел ошеломительный успех как у парижской, так и у лондонской публики, и держался в репертуаре вплоть до смерти Дягилева. Целью данной работы является выявление общих тенденций в сформировавшемся после премьеры балета в прессе мнении о балете «Стальной скок». Объектом исследования являются критические оценки произведения Прокофьева, сформировавшиеся во франкоязычной, англоязычной прессе и прессе русского зарубежья. Предмет исследования – опубликованные тексты французских, русских, английских авторов, которые изучаются в современных произведению историческом и культурном контекстах. Из всего многообразия критических откликов нами во внимание взяты 24 франкоязычных публикации; 9 публикаций авторов русского зарубежья (включая интервью Дягилева); 47 англоязычных публикаций (включая ещё одно интервью Дягилева). Три главные художественные составляющие спектакля (художественное оформление Г. Б. Якулова, хореография Л. Ф. Мясина и музыка Прокофьева) вызывали самые различные ассоциации у французских, английских критиков и представителей русского зарубежья. Отдельное внимание уделено поиску «большевистского» следа во всех составляющих скандальной постановки. Впервые в научной литературе анализируется вся многообразная палитра мнений относительно «Стального скока», отмечаются характерные черты рассматриваемой прессы, и прослеживается сценический путь балета в течение XX, XXI и XXII сезонов Русского балета. Делается предположение о том, что парадоксальный успех балета в Великобритании был связан не только с политическим контекстом времени (премьера балета совпала с англо-советским кризисом («Военной тревогой») 1927 года), но и с эстетическими предпочтениями английской публики, в частности, вниманием к конструктивизму как единому стилевому направлению в разных видах искусства. Abstract: The creative dialogue between Sergei Diaghilev and Sergei Prokofiev is one of the key issues on the agenda of modern musicology. Among the productions developed for Diaghilev’s ballet company, one work with a whimsical and somewhat clumsy name—The Steel Step (Le Pas d’Acier)—definitely stands out. The ballet took two years, from 1925 to 1927, to compose. It had a stunning success in Paris and London, where it remained in the repertoire up until Diaghilev’s death in 1929. The article aims to identify general tendencies in the opinions about The Steel Step voiced in print media after its premiere. The focus of the study is the critique of Prokofiev’s work in British and French press as well as in print media of Russian emigration. The analysis of data obtained from publications by French, Russian, and English authors was made with a due regard to the historical and cultural contexts relevant for the 1927 premieres of the ballet in Paris and London. Out of the plethora of critical reviews we chose 24 French articles, 9 articles by the authors of Russian emigration (including one interview with Diaghilev) and 47 English articles (including one more interview with Diaghilev). The three basic artistic components of the production (design by George Jakoulov, choreography by Leonide Massine and music by Sergei Prokofiev) shaped very different associations in French, English and Russian critical reviews. A special focus was given to the possible Bolshevistic footprint in all the components of the controversial performance. The study is the...

Сергей Прокофьев: неосуществленные замыслы 20-х годов

Аннотация: В предлагаемой статье рассматриваются неосуществленные замыслы С. Прокофьева 20-х годов, в частности, проект музыкальной драмы, построенной на основе речевой декламации по тексту друга и единомышленника композитора Петра Сувчинского «Человеческое/ Автоматическое солнце» (так же «Движелище» или «Вертелище»). Проблематика соотношения слова, музыки и драмы обсуждается в их переписке, размышления композитора представлены также на страницах его дневника (оба источника подробно цитируются).  В это время композитора занимала форма мелодекламации, что на первый взгляд может показаться неожиданным, но по сути продолжает его искания в области оперы. С мелодекламацией была связана идея «новой формы музыкальной драмы», которую композитор все это время тщательно обдумывал. В статье также представлены нереализованные идеи, обсуждаемые с руководителем «Русских сезонов» С. Дягилевым: например, опера по М. Лермонтову «Тамбовская казначейша», по Жюль Верну «Газовый завод», несостоявшийся балет-пантомима с речитативами «Семирамида» для интернациональной балетной труппы И. Рубинштейн «Семирамида», опера на советский сюжет «Страх» по либретто А. Афиногенова. Рассматриваются некоторые особенности сочинения «на заказ» и без заказа, также в связи с композиторским методом Прокофьева, стилистические изменения, произошедшие с ним в середине 20-х годов и следствия, отразившиеся на сочинениях, растянувшихся на долгие годы, в частности на опере «Огненный ангел». В заключение очерчиваются некоторые причины, по которым многочисленные замыслы остались нереализованными, а также проводятся параллели с более поздними сочинениями, в которых звучат некоторые отголоски, в частности – «Человеческое/ Автоматическое солнце», неожиданным образом проявляющееся в «Кантате к двадцатилетию октября». Abstract: This article deals with the artistic plans that Sergei Prokofiev had for the 1920s, but failed to implement. In particular, the article focuses on the project of a musical drama Human / Automatic Sun, based on the text by Pyotr Suvchinsky, a friend of Prokofiev’s. In detailed correspondence, they discuss the relationship between the word, music and drama. Prokofiev also shares his reflections in his diary. The article cites both sources. At that time, the composer’s focus was on the art of melodeclamation. It may seem unexpected, yet, it was a follow-up to his quest in the field of opera. Melodeclamation was associated with the idea of a “new form of musical drama”, which the composer had been carefully considering for a long time. The article also explores the unfulfilled ideas that Prokofiev discussed with Sergei Diaghilev, the impresario of the Ballets Russes. In particular, the opera Tambov Treasurer based on Mikhail Lermontov’s works, Gas Factory by Jules Verne, the ballet-pantomime with recitatives from Semiramis for I. Rubinstein’s ballet group that was never performed, the opera Fear, based on a Soviet plot and the libretto by A. Afinogenov. The article analyses some features of the compositions written “on commission” and independently. As regards the composer’s method, the article also focuses on the stylistic changes of the mid-1920s that had long-term consequences for his works, e.g., the opera The Fiery Angel. In conclusion, the article outlines some of the reasons why numerous ideas have remained unfulfilled. It also draws parallels with later works that echo earlier ideas, e.g., Human / Automatic Sun, which unexpectedly manifested itself in Cantata for the 20th Anniversary of the October Revolution. Скачать статью